Defence Express,

Горячая тема,

11-12 апреля 2006 года

 

Офсеты и встречная торговля:
восточноевропейские лекарства для украинского ОПК

 

Алексей Ижак

 

Офсет — это обязательство поставщика продукции компенсировать затраты потребителя в той или иной форме. Проще говоря, предоставить "откат", но не в виде денег отдельным персонам, как в коррупционных схемах, а в виде встречных инвестиционных и торговых обязательств перед заказчиком. Из-за "нерыночности" самой идеи офсеты не поощряются на национальном уровне и запрещены правилами ВТО и ЕС на международном. Существует единственное исключение — для продукции военного назначения. Сторонники прозрачных и универсальных схем международной торговли предпринимают настойчивые попытки запретить или, по крайней мере, ограничить офсеты и в этой сфере. Дальше всего пошел Европейский Союз, заявивший о необходимости пересмотра офсетной практики в своей "Зеленой книге об оборонных закупках"1 и принявший пусть пока добровольный, но все же волне соответствующий поставленной цели Кодекс поведения2. Однако идею жесткого запрета не поддерживает ни одна страна мира. Дело в том, что военную продукцию в значительных объемах импортируют практически все ведущие страны, кроме, пожалуй, США и России, и все они хотят получать за это компенсацию и использовать ее с пользой для собственной экономики. Для экспортеров же офсеты служат важным средством повышения конкурентоспособности, позволяющим продавать порой очень дорогую продукцию3.

Если международные поставки военной продукции осуществляются на уровне хозяйствующих субъектов или в рамках межправительственных соглашений, офсеты не имеют особого смысла — стороны вольны оговорить любые финансовые условия. Основное назначение офсетов — протекция национальных интересов в случае открытия внутреннего рынка оборонной продукции для международных тендеров. То есть, офсеты нужны, когда заказчиком выступает правительство некоторой страны, а поставщиком — иностранный хозяйствующий субъект.

Специалисты по офсетам различают множество их форм. По одной из классификаций существуют прямые, непрямые и несвязанные офсеты. Прямые офсеты предполагают участие оборонной промышленности импортера в производстве самой импортируемой продукции (субподряды, реальные и финансовые инвестиции в рамках выполнения заказа), непрямые офсеты не имеют непосредственного отношения к выполнению контракта, но, тем не менее, реализуются в сфере оборонного производства, несвязанные офсеты относятся, как правило, к гражданской экономике и принимают различные формы встречной торговли (встречные и обратные закупки, бартер, клиринговые операции). Классификация эта условна. Например, в офсетном законодательстве стран Центральной и Восточной Европы, равно как и в большинстве официальных документов США и ЕС, говориться только о прямых (связанных с производством закупаемого продукта) и непрямых (всех прочих) офсетах. В свою очередь, многие экономисты классифицируют офсеты всего лишь как форму встречной торговли, но не наоборот.

Так или иначе, офсеты и встречная торговля уже сыграли и продолжают играть важную роль в международном военно-техническом сотрудничестве и технологическом развитии многих стран. Согласно некоторым оценкам, именно грамотное использование офсетов при закупках американской военной техники позволило Японии добиться технологического прорыва после Второй мировой войны4. После окончания войны "холодной" именно офсеты стали основным инструментом технологического развития оборонной промышленности стран Центральной и Восточной Европы, а также ее европейской и евроатлантической интеграции5. С появлением первых значительных средств на закупки и модернизацию Украина может тоже использовать этот инструмент, поставив свои собственные цели.

Если говорить об опыте новых членов НАТО, то история их военно-технической модернизации началась с погашения российских долгов. С начала 1990-х годов в страны ЦВЕ Россией было поставлено вооружений и военной техники на сумму порядка $3,7 млрд6. Долг погашался в первую очередь истребителями Миг-29, ударными вертолетами Ми-24, основными боевыми танками Т-72, боевыми бронированными машинами БМП-1 и БТР-80, а также вооружениями к ним. В рамках этих масштабных поставок были задействованы не менее масштабные расчетные схемы. Получая современное российское вооружение, страны ЦВЕ продавали устаревшее в страны Африки, Азии и Южной Америки. Общий объем таких продаж можно оценить в $2 млрд7. Часть полученных средств шла на возмещение трансакционных расходов, а остальное инвестировались в экономику стран-экспортеров. Не исключено, что что-то перепадало и России. Советское оружие в это время, можно сказать, превратилось в основное средство урегулирования прошлых торговых дисбалансов в рамках СЭВ. Были примеры и классического бартера, например, в 1995-1996 годах Польша получила от Чехии 10 истребителей Миг‑29 в обмен на 11 вертолетов боевой поддержки W-3 "Сокол" собственного производства. Свою долю в этих операциях имела и Украина, в основном, как поставщик вооружений для российских истребителей (авиационные ракеты Р-27), запчастей для бронетехники и противотанковых средств (ракеты 9M114 "Штурм"). В некоторых случаях вооружения закупалось странами ЦВЕ у бывших советских республик по откровенно заниженным ценам, как, например, покупка Венгрией 100 танков Т-72 у Беларуси всего за $13 млн, что по финансовым условиям было эквивалентно возмещению российских долгов.

Информация об основных поставках вооружений в рамках погашения государственного долга России и сопутствующем экспорте из стран ЦВЕ представлена в табл.1.

Таблица 1

Основные поставки вооружений странам ЦВЕ
в рамках погашения государственного долга России

Импортер Вид
вооружений
Количество, (масштаб модернизации 1)) Сопутствующий
экспорт
Болгария Т-72 100 (7%) Т-55/62, 86 ед., Ангола, Йемен

БМП-1 100 (47%) БМП-1, 29 ед., Ангола
Венгрия Т-72 2) 100 (14%) БМП-2, 7 ед., Ангола

БТР-80 555 (70%)

Миг-29 28 (67%)
Словакия Миг-29 14 (20%) Т-55, 205 ед, Ангола

Ми-8/17 3) 4 (18%) БМП-2, 54 ед, Алжир



Су-22, 17 ед., Ангола
Чехия Ми-24 4) 10 (17%) Т-55, 235 ед., Камбоджа,

Ми-8/17 3) 16 (28%) Грузия, Шри-Ланка, Йемен



БМП-1, 10 ед., Уругвай
Торговый эквивалент 5), $ млн 3 700 ~ 2 000

Примечания:

1) Отношение количества переданных вооружений к их общему количеству в современном составе вооруженных сил страны по соответствующей категории (классификация справочника The Military Balance).

2) Поставка из Белоруссии по символической цене.

3) Поставка в виде экспортного варианта Ми-171.

4) Поставка в виде экспортного варианта Ми-35.

5) Общая оценка всего экспорта России в страны ЦВЕ в рамках погашения долга и всего экспорта стран ЦВЕ в третьи страны в 1993-2003 годах.


Источники:

1. SIPRI Arms Transfers Project, http://projects.sipri.se/armstrade/atrequest.html

2. The Military Balance 2004-2005.


Приведенные данные свидетельствуют, что советское и "постсоветское" оружие в техническом перевооружении новых членов НАТО сыграло большую роль. Дело не только в высоких технических характеристиках этого оружия, но и в том, что благодаря организации многосторонней "полубартерной" торговли по схеме "Россия – страны ЦВЕ – третьи страны" были получены значительные средства, часть которых могла быть направлена на техническое развитие и реформирование оборонной промышленности нынешних новых членов НАТО.

К сожалению, наиболее многообещающая для Украины схема возмещения российских долгов странам ЦВЕ не была реализована. В начале 2000-х новые члены НАТО начали проявлять настойчивый интерес к украинско-российскому транспортному самолету Ан‑70. Они были заинтересованы, чтобы остатки российского долга были погашены именно этими самолетами, хорошо подходящими для сил быстрого развертывания, развитие которых является одним из приоритетов НАТО. В 2002 году Чехией и Россией было подписано соглашение о погашении части долга в $195 млн за счет поставок двух Ан‑70 в течение 2005-2006 годов. Готовность заключить аналогичные соглашения проявляли также Венгрия и Польша. Если бы контракт был выполнен, первоначальный заказ на Ан-70, включая возможные поставки в Венгрию, Польшу, а также Украину и Россию, был бы достаточным для финансового успеха этого проекта с хорошими перспективами проникновения на европейский и мировые рынки. Тем не менее, уже через год Россия стала настаивать на изменении условий — Ил-76 вместо Ан‑70. Чехия не согласилась. В результате, весь контракт был пересмотрен, и остатки российского долга были возмещены ударными вертолетами Ми-35 (экспортная версия Ми-24) и транспортными вертолетами Ми-171 (экспортная версия Ми-8).

С конца 1990-х годов источники "внеденежной" модернизации вооруженных сил стран ЦВЕ стали другими. Членство в НАТО Польши, Чехии и Венгрии, а также приближающееся членство других стран, открыли путь для военной помощи со стороны Альянса. Эти страны стали получать в дар значительные объемы западных вооружений, а также финансовую помощь на цели технического перевооружения. При этом страны первой "волны" нередко оказывали помощь странам второй, в основном за счет недорогих образцов советской военной техники.

Оружейную помощь НАТО ошибочно было бы сводить к попыткам демпингового захвата новых рынков западными оборонными компаниями. Однако считать это простым подарком тоже нельзя. За такого рода помощью стоит, прежде всего, военная целесообразность. В большинстве случаев помощь стран НАТО направлена на обеспечение участия подразделений своих новых членов в многонациональных формированиях, имеющих ключевое значение для общей безопасности, таких как, например, германо-датский корпус основных сил обороны НАТО, который с включением в него польской дивизии стал германо-датско-польским.

Значительная помощь новым членам и аспирантам Альянса оказывалась также на условиях совместного финансирования при развитии наземной инфраструктуры ПВО НАТО (NADGE), а также создании национальных операционных центров воздушного пространства (ASOC).

Наибольшую помощь получила Польша — 128 танков Леопард‑2 с соответствующим количеством вспомогательной техники, 14 оборудованных под стандарты НАТО истребителей Миг-29, 5 транспортных самолетов C-130, 2 фрегата и 4 подводные лодки вместе с вооружением. Вообще, сам факт того, что страны – члены НАТО готовы были бесплатно передать одному из новых членов количество вооружений, достаточное для оснащения сухопутной дивизии и бригады морских сил, говорит о том, что боевая техника для Альянса не является основной проблемой — наибольший дефицит наблюдается с готовностью и умением воевать. Страна, предоставляющая хорошо подготовленные боевые подразделения для целей общей безопасности законно может рассчитывать на "компенсацию" в виде вооружений и военной техники.

Основные данные о поставках вооружений новым членам НАТО в рамках предоставления союзной помощи представлены в табл.2.

Таблица 2

Основные поставки вооружений странам ЦВЕ
в рамках оказания союзной помощи со стороны НАТО

Импортер Вид вооружений
(страна-поставщик)
Количество,
(масштаб модернизации 1))
Болгария М-113 (Италия) 30 (14%)
Польша Леопард-2 (Германия) 128 (14%)

М-113 (Германия) 35 (100%)

Миг-29 2) (Германия) 14 (6%)

C-130 (США) 5 (9%)

фрегаты "Перри" (США) 2 (67%)

ПЛ "Коббен" (Норвегия) 4 (100%)
Румыния С-130 (США) 4 (33%)
Объем помощи, $ млн
~ 1 500

Примечания:

1) Отношение количества переданных вооружений к их общему количеству в современном составе вооруженных сил страны по соответствующей категории (классификация справочника The Military Balance).

2) Истребители Миг-29, принадлежавшие ранее ГДР, были переоборудованы Германией под стандарты НАТО.


Источники:

1. SIPRI Arms Transfers Project, http://projects.sipri.se/armstrade/atrequest.html

2. The Military Balance 2004-2005.


"Офсетный" период модернизации и реструктуризации оборонной промышленности стран ЦВЕ начался относительно недавно — уже после Пражского саммита НАТО 2002 года, когда приглашение присоединиться к Альянсу получили страны второй "волны". К этому времени в результате многолетних реформ в бюджетах новых членов и аспирантов НАТО начали появляться достаточно большие деньги на закупки и модернизацию. Однако еще задолго до этого момента, в конце 1990-х, когда появление этих денег только планировалось, в странах ЦВЕ были приняты офсетные законы. Это стало своеобразным сигналом для ведущих мировых оружейных компаний о скором появлении новых рынков, на которых нужно будет соревноваться не только продукцией, но и офсетными пакетами.

Общая идеология офсетных законов стран ЦВЕ та же, что позволила в свое время Японии использовать закупки американского оружия для собственного технологического развития. Эту идеологию можно изложить в виде трех японских принципов "кокусанка" (превращение в национальное или коренное):

– добиваться поставок за счет собственной продукции;

– если это невозможно, добиваться лицензий, позволяющих использовать собственную инфраструктуру и оборудование;

– добиваться получения оборудования и технологий, имеющих более широкое применение, чем конкретный проект, для которого они поставляются.

Одним из средств достижения этих целей служат так называемые мультипликаторы, на которые умножается суммы по отдельным категориям офсетного предложения для получения общей оценки пакета. Для интересующих импортера офсетных категорий, таких как передача технологий, устанавливается мультипликатор, больший единицы, для менее интересных, например, встречных закупок сельскохозяйственной продукции, — меньший. Устанавливая определенные мультипликаторы, импортер может влиять не только на объем предлагаемых экспортерами офсетных пакетов, но и их структуру.

Схема предоставления контрактов на офсетной основе работает следующим образом. В условиях тендера, к которому предполагается допустить иностранных участников, оговариваются основные параметры требуемых офсетов и правила их заключения. Победитель определяется на основе совокупной оценки предложенного им вооружения, цены и офсетного пакета. После заключения контракта подрядчик в короткий срок должен подписать с министерством экономики или промышленности (в зависимости от страны) соглашение о реализации офсетного пакета. Обычно, такая реализация растягивается на больший срок, чем поставки вооружений, однако по законодательству большинства стран она не может превышать 10 лет.

Опыт стран ЦВЕ позволяет выделить по крайней мере три заслуживающих внимания модели офсетов. Первую модель можно описать как "привлечение инвестиций". Наибольший европейский оружейный контракт последнего десятилетия в размере $3,48 млрд на поставку в Польшу американских самолетов F‑16 был выигран Lockheed Martin во многом благодаря льготному кредитованию проекта со стороны правительства США и офсетному пакету, который в 1,7 раза превышает сумму контракта. Прямая часть офсета не ставит целью создание сборочного производства F‑16 в Польше (как это было в других членах НАТО). Принципу "кокусанка" в данном случае соответствует только развертывание в Польше производства двигателей для этого самолета. Тем не менее, обширный офсетный пакет позволяет развернуть масштабные проекты по модернизации многих секторов польской экономики.

Вторую модель офсетов можно считать классическим "одомашниванием" чужого вооружения. Новая боевая машина AMV финской компании Patria, которая еще только начинала поступать в финские войска, была выбрана Польшей как основа для собственных боевых машин "Росомаха". От AMV осталось шасси, а башня и вооружение были взяты итальянские и израильские. Контракт в размере $1,26 млрд был подписан с польской компанией WZM — головным подрядчиком и лидером международного консорциума с участием финской Patria Vehicles Oy и итальянской Oto Melara S.p.A. Иностранные участники консорциума получили субподряды и подписали в польским правительством офсетные соглашения, основная направленность которых состоит в переносе к концу выполнения контракта на польскую территорию большей части производства шасси и вооружений. Не исключено, что к этому времени, как результат инвестирования польской экономики в рамках офсетных обязательств, собственниками ныне государственной компании WZM станут Patria Vehicles и Oto Melara.

На аналогичных условиях создается польский корвет проекта 621 (на базе немецкого корвета Meko A-100) и новая польская самоходная артиллерийская установка калибра 155 мм "Краб" (на основе британской артиллерийской системы AS90 и шасси собственной разработки). Однако в этих случаях правительство Польши офсетных соглашений с иностранными компаниями не подписывало.

Надо заметить, что требовать на правительственном уровне офсеты с международных субподрядов на уровне хозяйствующих субъектов — практика опасная, поскольку препятствует естественной международной кооперации. Тем не мене, если речь идет о консорциумах, представленных головным подрядчиком в стране-заказчике, то иностранные компании могут быть поставлены перед обязательным условием участия в таком консорциуме в виде предоставления офсета.

Третья модель офсетов иллюстрируется условиями лизинга (с возможностью последующего выкупа) шведско-британских боевых самолетов "Грипен" Венгрией и Чехией. Прямая часть офсетов по этим контрактам предполагает создание национальной инфраструктуры по эксплуатации и обслуживанию получаемых самолетов, но не участие в их производстве (берутся в аренду и частично модернизируются уже эксплуатирующиеся самолеты). Непрямая часть офсетов также имеет скорее инфраструктурный характер и направлена на развитие депрессивных территорий Венгрии и Чехии. Но наиболее интересный аспект лизинга — его оплата в виде поставок гражданской продукции. Фактически, расчет по всей совокупности контрактов, включая офсеты, производиться не в денежной форме, а через взаимное погашение обязательств, то есть, клиринг.

Сравнивая указанные модели можно заметить, что американские офсеты — это, прежде всего, большие деньги, в то время как европейские — особые условия. Трудно представить европейскую страну, которая была бы в состоянии кредитовать на льготных условиях покупателя своей военной продукции и еще предлагать при этом офсет в 170%. В то же время, трудно представить американских оружейных грантов, занимающихся "добычей" долларов из бартерных операций. Не имея американских масштабов, европейские компании готовы идти на уступки относительно условий реализации контракта и схем расчетов. Это позволяет им выигрывать контакты на восточноевропейских рынках, но ценой может стать роль субподрядчиков у малоизвестных (пока еще) фирм новых членов НАТО.

Основные поставки вооружений странам ЦВЕ на условиях офсетов приведены в таблице 3.

Таблица 3

Основные поставки вооружений странам ЦВЕ
с предоставлением офсетных пакетов

Импортеры и сроки поставок
 (сроки офсета)
Вид и количество вооружений (масштаб модернизации 1)) Компания-поставщик
(страна)
Сумма контракта / сумма офсета, $ млн
(% контракта)
Болгария


2006-2009
(2004-2010)
AS-532 Коугар,
12 ед. (30%)
Eurocopter S.A.  (Франция) 160 / 160 (100%)
Венгрия


2005-2015 2)
(2001-2014)
JAS-39 Грипен,
14 ед. (33%)
Saab (Швеция) / BAE Systems (Великобритания) 924 / 1 016 (110%) 3)
2003-2013
(2003-2010)
Войсковые радиостанции Kongsberg Defense Communication (Норвегия) 128 / 210 (170%)
1997-2002
(1997-2002)
Ракеты ПВО Мистрал-2 Matra Defence (Франция) 112 / 112 (100%)
Польша


2006-2008
(2003-2013)
F-16, 48 ед. (21%) Lockheed Martin Aeronautics Company (США) 3 480 / 6 028 (170 %)
2004-2013
(2004-2013)
Противотанковые ракеты Spike, в т.ч., для боевых машин "Росомаха" Rafael Armament Development Authority Ltd. (Израиль) 440 / 440 (100 %)
2004-2013
(2004-2013)
Шасси для боевых машин "Росомаха", 690 ед. (54%) Patria Vehicles Oy, (Финляндия) ~ 380 / 580 (150%)
2004-2013
(2004-2013)
Вооружение для боевых машин "Росомаха" Oto Melara S.p.A. (Италия) 250 / 380 (150 %)
2003-2005
(2001-2005)
C-295, 8 ед. (15%) EADS-CASA (Испания) 212 / 212 (100%)
2002-2004
(2002-2005)
легкие торпеды MU 90 GEIE Eurotorp (Франция) 32 / 32 (100%)
2004-2006
(2001-2006)
бортовые системы для корветов "Оркан" Thales Netherland B.V. (Нидерланды) 91 / 91 (100%)
Румыния


2003-2005
(2003-2005)
фрегаты класса "Боксер",
2 ед. (100%)
BAE Systems (Великобритания) 187 / 187 (100 %)
Чехия


2005-2015 2)
(2004-2014)
JAS-39 Грипен,
14 ед. (39%)
Saab (Швеция) / BAE Systems (Великобритания) 750 / 975 (130%) 3)
Всего:

7 146 / 10 423 (146%)

Примечания:

1) Отношение количества переданных вооружений к их общему количеству в современном составе вооруженных сил страны по соответствующей категории (классификация справочника The Military Balance).

2) Срок аренды.

3) Клиринговый зачет взаимных обязательств.


Источники:

1. SIPRI Arms Transfers Project, http://projects.sipri.se/armstrade/atrequest.html

2. The Military Balance 2004-2005.


Страны ЦВЕ делают уверенные шаги в технологическом развитии своей оборонной промышленности. В течение последних 10 лет они успели пройти несколько этапов развития — "российский", в течение которого господствовали бартерные расчеты по старым обязательствам; "западный", когда оружие и военная техника передавались им в рамках военной помощи; и, наконец, "японский", фокусом которого является "впитывание" передовых мировых технологий. Весьма вероятно, что уже в скором времени западные соседи Украины уйдут от нее не только в политико-экономический, но и технологический отрыв. В этом отношении выигрыш Польши в малазийском танковом тендере звучит для Украины как "первый звонок". Продан был танк, созданный на базе лицензионного Т-72 уже в 1990-е годы, причем условия офсета были достаточно простыми — принять от покупателя часть оплаты в виде бартера ликвидными потребительскими товарами и передать Малайзии некоторые субподряды на электронику. Это означает, что Польша выиграла у Украины и России (предложивших соответственно Т-84 и Т-90) прежде всего благодаря лучшему соотношению технических характеристик и цены своего танка.

Украина застряла на "российском" этапе развития своего ОПК. Выглядит он иначе, чем у стран ЦВЕ (вместо расчетов по долгам — субподряды при поставках оружия третьим странам), но точно так же уходит корнями в общее советское прошлое. Это позволяет держаться наплаву, но не позволяет двигаться вперед. И дело здесь не во внешнеполитическом векторе, а в используемых схемах международного сотрудничества. Нельзя утверждать, что само по себе повторение Украиной внешнеполитических шагов восточноевропейских стран позволит модернизировать ее вооруженные силы и открыть новые горизонты перед оборонной промышленностью. Даже если Украина преодолеет свой внутренний психологический барьер на пути в НАТО, основной вклад, который она собирается вносить — это транспортная авиация, космические системы и военная инфраструктура, а за это оружие не дарят. Оружие дарят тем, кто собирается его использовать (наверное, такой ценой подарки и не нужны). То есть, возвращаясь к восточноевропейским аналогиям, "западный" этап развития ОПК Украины если и будет иметь место, то в весьма ограниченном объеме, и касаться он может, скорее всего, модернизации инфраструктуры ПВО и ПРО.

Речь, таким образом, можно вести об ускоренном переходе к офсетным схемам модернизации украинского ОПК. Вооружения на условиях офсета можно закупать и у США, и у Европы, и у России, решая при этом многие технологические проблемы, которые кажутся тупиковыми. Уже до 2011 года Минобороны Украины планирует потратить на программы модернизации существующего вооружения и военной техники до $2 млрд8. Поскольку жесткая международная конкуренция идет и за значительно меньшие суммы, открытые тендеры выглядят вполне разумным механизмом их распределения. Для иностранных участников, если таковые будут допущены (а без этого не обойтись, по крайней мере, что касается России) должны быть объявлены четкие офсетные условия, в том числе, относительно передачи технологий и инвестиций в украинскую оборонную промышленность. И пусть побеждает наилучшее (наивыгоднейшее для Украины) предложение. Получив новые технологии, можно будет рассчитывать на кумулятивный эффект благодаря увеличению оружейного экспорта и получению таким образом дополнительных средств на технологическое развитие. Проблема, которая в этой связи требует скорейшего решения — это отсутствие в Украине офсетного законодательства и даже представления о том, каким оно должно быть.

Если говорить об оборонно-промышленном сотрудничестве конкретно с Европой и Россией, нельзя забывать и о возможностях встречной торговли. Контракты на лизинг самолетов "Грипен", показывают, что несмотря на негативное отношение Еврокомиссии, такие операции вполне возможны. Потенциально, это открывает перед Украиной путь модернизации ОПК, не требующий кардинальной реструктуризации производства. Действительно, если Европе и России нужен определенный продукт украинской оборонной промышленности, который не нужен Минобороны самой Украины, его можно обменять на то, что в Украине не производится, но остро необходимо. Бартер, например, транспортных самолетов на боевые, или космических ракет на системы ПВО вполне уместен.




1 Green Paper "Defence procurement", Commission of the European Communities, COM(2004)608 final, Brussels, 23.09.2004.

2 "The Code of Conduct on Defence Procurement", European Defence Agency, 21 November 2005.

3 "Offsets in Defense Trade", Tenth Study, U.S. Department of Commerce, Bureau of Industry and Security, December 2005.

4 "The Defence Industry in the 21st Century", PricewaterhouseCoopers, London, 2005.

5 Timo Behr and Albane Siwiecki, "EU enlargement and armaments: Defence industries and markets of the Visegrad countries", EU ISS, Occasional Paper n°54, Paris, September 2004.

6 Алексей Никольский, "Крупным планом: Потерянный рынок", Ведомости, 16.06.2004.

7 Eugene Kogan, "European Union (EU) enlargement and its consequences for Europe’s defence industries and markets", BICC, Paper n 40, Bonn, 2005

8 "Госпрограмма развития ВСУ до 2011 г. Предусматривает выделение 10 млрд грн. на модернизацию и закупку ВВТ – Министр обороны", Defence Express, 17.06.2005.