Украина и Мир сегодня,
№ 13 (363), 07 апреля 2006 года

Рыночный прагматизм - новая российская стратегия

Алексей Гавриш

Россия, наряду с Западной Европой и США, является для Украины, начиная с обретения независимости, одним из трех основных источников внешних воздействий. На протяжении полутора последних десятилетий характер влияния России на Украину претерпевал разного рода изменения, но незыблемой оставалась одна из особенностей. Именно - с момента распада Советского Союза наибольшую активность на украинском направлении Россия проявляет именно в период избирательных кампаний. Тому есть несколько причин, большая часть которых связана с метаморфозами, происходящими с самой Россией.

Прежде всего нас, естественно, интересуют скорые парламентские выборы, которые большинство экспертов считают продолжением прошедшей президентской кампании. Вмешательство Москвы в избирательную кампанию конца 2004 г. было наиболее активным и самым скандальным за всю историю независимой Украины. Наша задача - понять, как будет действовать Кремль впредь, какие из механизмов влияния будет задействовать, чтобы обеспечить свои интересы в Украине. Пока западные эксперты прогнозируют, что выборы в Верховную Раду будут свободными и справедливыми. В основном, аналитики связывают это с тем, что Россия не проявляет в отношении Украины политтехнологической активности сопоставимого с позапрошлогодним уровня. Например, глава неправительственной организации «Проект для демократий переходного периода» Брюс Джексон считает, что выборы пройдут нормально, если только в последний момент не вернется Глеб Павловский. Другими словами, по мнению западных аналитиков, невмешательство России - залог честных и открытых выборов.

Вместе с тем, разумеется, все не так просто. Москва и в будущем, безусловно, будет пытаться влиять на ситуацию в Украине с целью обеспечения здесь своих интересов. Российский независимый эксперт Андрей Пионтковский позволил себе следующее сравнение: «в битве за Украину, ухаживая за Украиной, Запад вел себя как галантный кавалер и, если хотите, искусный любовник, а российская власть - как насильник-импотент». Безусловно, политтехнологическая атака Украины со стороны Москвы завершилась провалом и, вероятно, российские власти извлекли необходимые уроки из того поражения. Дополнительные очки получили те российские эксперты, которые советовали не вмешиваться «во внутренние выборы и держать определенную дистанцию», одним из которых был Андраник Мигранян, вице-президент Международного фонда экономических и социальных реформ «Реформа». Даже абсолютное бездействие России, по мнению этих экспертов, дало бы лучший результат, чем неумелое и самонадеянное вмешательство. Наиболее вероятными вариантами на ближайшее будущее являются следующие два: 1) невмешательство («не навреди») и 2) поиск принципиально новых механизмов обеспечения своих интересов вместо не оправдавшихся себя старых. Что касается старых методов, то активность России на украинском направлении имеет свою небольшую историю.

Краткая история вопроса

Если говорить о позиции России во время нескольких выборов президента Украины, не считая последних, то Москва поддерживала Л.Кравчука против В.Чорновола, позднее - Л.Кучму против Л.Кравчука, затем содействовала переизбранию Л.Кучмы на второй срок. В первых двух президентских выборах Кремль, таким образом, препятствовал более прозападным кандидатам и поощрял более, как представлялось Москве, пророссийских. Что касается выборов 1999 года, то здесь уже не было подобной однозначности, так как на постсоветском пространстве сложилась новая ситуация. И в России и в Украине к тому времени оформились финансово-промышленные группы, возникли так называемые олигархи. Не смотря на то, что П.Симоненко был более пророссийским кандидатом, Кремль поддержал Л.Кучму, с которым было проще работать в том числе и российскому бизнесу. По сути, в 1999 году в Украине был повторен вплоть до мелочей сценарий переизбрания Б.Ельцина в 1996 году.

Примерно в этот период большой вес в политической жизни обеих стран набрали политтехнологи, причем российские специалисты настаивали на том, что они работают с большей эффективностью. Возник своего рода бизнес, когда заказчику за определенную сумму гарантировался 100%-ный результат. Здесь стоит отметить, что до конца 90-х гг. прошлого столетия российские политтехнологи были на постсоветском пространстве в значительной степени монополистами. Речь идет не только о национальных экспертах в этой области из других стран СНГ, но и о том, что крайне важно, что позицию невмешательства занимали и западные специалисты в сфере политических технологий. Тому были свои причины.

В 90-е гг., особенно в первой их половине, российские власти действовали в целом в русле американской политики, которая состояла в поддержании мягкой конфронтации между Москвой и Киевом. Наиболее яркой иллюстрацией того периода является деятельность Андрея Козырева на посту министра иностранных дел Российской Федерации: последовательно проамериканская и подчеркнуто антиукраинская. Между США и Россией в то время существовало негласное соглашение, заключавшееся в том, что постсоветское пространство является «зоной ответственности» Москвы. Однако российское руководство восприняло словосочетание «зона ответственности» как термин «сфера влияние», что совсем не одно и то же. Первый подразумевает ответственность, а второй делает акцент на влиянии, которое может сочетаться с полной безответственностью, что в принципе и имело место.

С приходом к власти в России команды В.Путина в Кремле начала происходить переоценка целесообразности следования Москвы в русле американской политики. Вместе с тем, в Украине к тому времени окрепли независимые средства массовой информации, отечественные и западные неправительственные организации, что в частности позволило осенью-зимой 2004 года не только нейтрализовать сценарии российских политтехнологов, но и обратить их против них самих и их клиентуры. В итоге, как известно, после второго тура выборов штаб В.Януковича отказался от услуг М.Гельмана и Г.Павловского и третий тур президентских выборов проходил без их участия. Таким образом, складывавшийся годами стереотип о всемогуществе российских политтехнологов был поставлен под серьезное сомнение. Мало того, многие наблюдатели констатировали, что «российский десант» нанес больше вреда своим клиентам, чем принес пользы.

Особенности украинского электорального поля и наиболее критические точки

Одной из особенностей старой украинской власти было нежелание замечать реальные проблемы украинского общества. К сожалению, часть наиболее острых проблем не уделяется должного внимания и со стороны новой власти. Розыгрыш Кремлем от случая к случаю и без особого успеха „российской карты” создал опасную видимость отсутствия проблемы в этом вопросе.

На базе давно существующего в России Фонда „Общественное мнение” недавно была создана международная социологическая организация "ФОМ-Украина". В первой половине декабря 2005 года „ФОМ-Украина” провела масштабное социологическое исследование с размером выборки свыше 8000 респондентов. Опрос затрагивал широкий круг проблем, в частности, отношение украинцев к России и к намерению Украины вступить в НАТО. Полные сводные результаты исследований приведены на сайте организации (http://bd.fom.ru/report/map/projects/fom_ukraine/ukr060101) и из них явно следует, что даже ответы на вполне нейтральные вопросы свидетельствуют о ярко выраженной регионализации Украины.

Фонд „Общественное мнение” - организация, которая, как считается, подконтрольна Глебу Павловскому. Однако из этого не следует, что данные „ФОМ-Украина” что называется высосаны из пальца. Косвенным образом выводы „ФОМ-Украина” подтверждаются украинскими социологическими службами с давней историей. Так, в начале февраля 2005 года Фондом «Демократические инициативы» и Киевским международным институтом социологии было проведено исследование об отношении украинцев к вступлению в ЕЭП, НАТО и Евросоюз. 58% украинцев высказались за вступление Украины в ЕЭП с Россией, Беларусью и Казахстаном. Согласно результатам опроса, еще 18,5% респондентов готовы поддержать вступление в ЕЭП при условии, что это не помешает вступлению Украины в Европейский Союз. При этом, больше всего сторонник ЕЭП в восточном и южном регионах - 77% и 76% соответственно. Меньше всего - в западном (22%). Кроме того, опрос показал, что украинцы хотят вступать в ЕС и не хотят в НАТО. За вступление в ЕС высказались 44%, против - 28%, не определились - 28%. Против вступления в НАТО высказались 48%, за вступление - 15%, не определились - 36%.

Похожие цифры дает недавнее исследование, проведенное Центром Разумкова в конце декабря 2005-го, то есть примерно спустя год после соцопроса Деминициатив и КМИС. По данным Центра Разумкова, 40,7% респондентов хотят видеть Украину в ЕС. На западе Украины сторонников вступления оказалось больше всего - 64,6%, а в центре страны с этим согласились 45,9% респондентов. На востоке же и юге желающих видеть Украину в Евросоюзе меньше - 29,6% и 23,9% соответственно. В то же время, 34,2% опрошенных граждан считают, что вступать в ЕС Украине не стоит. Особенно сильны такие настроения на юге Украины (54,5% респондентов) и на востоке (45%). В центре свое категорическое "нет" сказали 25,8% опрошенных украинцев, а на западе - 13,7%.

В то же время, если бы референдум относительно вступления Украины в НАТО состоялся в начале 2006 года, большинство опрошенных граждан проголосовали бы "против". На юге и востоке Украины не хотят, чтобы государство пополнило ряды членов НАТО (79,7% и 77,6% респондентов соответственно), тогда как за такое вступление в этих районах Украины проголосовало бы гораздо меньше граждан: восток - 7,2% опрошенных, юг - 6,3%. В центре же разрыв между теми, кто проголосовал бы против вступления в НАТО (53,2% респондентов) и теми, кто отдал бы свой голос за (20,6%) незначительный. А вот на западе Украины "против" вступления и "за" проголосовало бы практически одинаковое количество украинцев - 32,1% и 31,3% опрошенных соответственно. Также многие затруднились ответить на поставленный вопрос (запад - 30% респондентов, центр - 20,4%, восток - 12,2%, юг - 10,3%), а некоторые бы вовсе не голосовали (запад - 6,6%, центр - 5,8%, юг - 3,7% и восток - 3%).

Таким образом, Россия, пытаясь достичь своих интересов в Украине, обостряет реально существующие в нашей стране проблемы, апеллируя при этом к определенной части электората, который в некоторых регионах составляет подавляющее большинство. К числу таких болезненных для Украины тем следует отнести: статус русского языка, отношения с Россией (интеграция в рамках ЕЭП и ЕврАзЭС), вопрос вступления в НАТО. Иногда, но реже, поднимается также тема поддержки «канонической церкви». Другой вопрос, что делается это Москвой крайне топорно и, как говорилось ранее, нередко приводит к нежелательным для России результатам.

Как правило, любые «резкие движения» в отношении Украины со стороны российских властей приводит к уменьшению, правда незначительному, симпатиков России среди граждан Украины. Цифры «ФОМ-Украина», приведенные в приложении, были получены этой социологической службой до «газовой войны» между Украиной и Россией. С 30 января по 7 февраля компания провела новое исследование, чтобы посмотреть, как изменилось отношение украинцев к России. Оказалось, что более половины (59%) украинских граждан считает несправедливым решение России о повышении цены на газ для Украины, 27% - справедливым, 14% - затруднились ответить. По мнению 67% опрошенных, это решение обусловлено политическими соображениями, 18% респондентов считает, что такое решение обусловлено "скорее экономическими причинами".

Вместе с тем, на вопрос "Как вы сегодня относитесь к России?" 61% опрошенных ответили - "положительно", 19% - "безразлично", 16% - "отрицательно". Другими словами, несмотря на неодобрение большей части украинцев конкретной акции России, отношение к ней украинских граждан кардинальным образом не изменилось. С другой стороны, исследование, проведенное украинской компанией «Инмайнд», позволило специалистам этой социологической службы сделать вывод, что «газовая война» не изменила расклад на украинском электоральном поле, но помогла сделать выбор не определившимся. В результате, по данным «Инмайнд», Партия регионов и «Наша Украина» приросли 10 процентами сторонников каждая в своем регионе. Причем, одинаковый рост в густонаселенном Донбассе, отмечает «Инмайнд», и на Западе Украины, многие жители которой находятся на заработках, вообще оказался не в пользу «Нашей Украины».

Москва в поиске новой стратегии

Как говорилось выше, Кремль, проиграв во время выборов „битву за Украину”, решил изменить свою тактику на украинском направлении, а возможно, и стратегию.

14 ноября прошлого года независимый американский аналитический центр STRATFOR открыл на своем сайте отдельный раздел, посвященный переходу российского руководства от идеализма в международных отношениях к реализму во внешней политике. Дата 14 ноября неслучайна. В этот день в Кремле произошли кадровые перестановки. В частности, бывший глава президентской администрации Дмитрий Медведев был назначен на пост вице-премьер-министра. Еще одним вице-премьером стал Сергей Иванов, который сохранил при этом пост министра обороны.

Возвышение Д.Медведева и С.Иванова, по мнению аналитиков STRATFOR, неизбежно приведет к изменению (корректировке) внутри- и внешнеполитической стратегии Москвы. Такое убеждение связано с личными качествами и мировоззрением новых вице-премьеров. Медведев считает, что у Запада есть чему поучиться, но для этого не обязательно становиться его частью. Кроме того, бывший глава президентской администрации в отличие от большинства реформаторов убежден, что государство должно играть большую роль в экономике - особенно в важнейших секторах. Что касается второго вице-премьера, то если Медведев любит Запад заочно, то Иванов работал там несколько лет, в том числе и по линии разведки. Поэтому он стал неофициальным лидером «силовиков» - группировки дипломатов, военных и разведчиков, стремящихся вернуть России прежнее могущество.

По мнению STRATFOR, Медведев и Иванов - первые по-настоящему компетентные, прагматичные и трезвомыслящие политики из всех, кому удавалось достичь вершины российской пирамиды власти в период после распада СССР. У обоих уже есть и первые успехи. Узбекистан отвернулся от США и повернулся лицом к России. С точки зрения STRATFOR, это, во многом, результат активности Сергея Иванова. Дмитрий Медведев в то же время заключил пятилетний контракт, по сути дающий ему возможность контролировать все поставки природного газа через территорию Казахстана, сосредоточив таким образом энергетические рычаги в руках Кремля.

К похожим выводам приходит заместитель директора Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин. В своей недавней статье в «Независимой газете» он отмечает, что в российской внешней политике произошли фундаментальные изменения. Москва окончательно сошла с западной орбиты и отправилась в «свободный полет». Кремль, по мнению Д.Тренина, поставил цель восстановления России в качестве одного из глобальных центров силы посредством опоры на энергетические ресурсы и с помощью контроля над наиболее прибыльными секторами экономики.

У новой внешней политики, отмечает Тренин, есть и геополитический аспект. Россия приступила к целенаправленному продвижению на этом пространстве своих интересов и влияния. От политики с позиции слабости она перешла к опоре на собственную силу, прежде всего экономическую. Имитацию интеграции сменила откровенная экспансия капитала; субсидии и бартер уступили место рыночным отношениям. При этом, утверждает Дмитрий Тренин, происходит не возврат к имперской политике царского или советского типа, а становление постимперских отношений на пространстве, которое в Кремле определяют как сферу преобладающих интересов РФ.

Сигналы о том, что события на постсоветском пространстве будут развиваться именно таким образом, поступали ранее и из других источников. Например, глава МИД РФ Сергей Лавров 21 октября 2005, выступая университете мировой экономики и дипломатии МИД Узбекистана, заявил буквально следующее: "на пространстве СНГ требуется прагматичная политика, ориентированная, прежде всего, на укрепление экономических отношений. Отношения, построенные на трезвом экономическом расчете, более жизнеспособны. Поэтому мы намерены делать упор на формировании рыночной основы наших экономических отношений".

Суммируя вышесказанное следует отметить, что, по-видимому, Москва намерена окончательно пересмотреть характер своих отношений с соседями по СНГ. Раньше Кремль сохранял за бывшими «братскими республиками» определенного рода экономические преференции, надеясь при этом взамен на лояльность местных элит. Руководство России, вероятно, пришло к выводу, что подобная стратегия себя не оправдала. Было принято решение перейти на всем постсоветском пространстве на сугубо рыночные отношения вне зависимости от «дружественности» или «враждебности». Только после того, как процесс завершится, что называется «с чистого листа» начать выстраивать экономические и политические отношения заново, только с теми соседями, кто в этом реально заинтересован. Другими словами, экономические бонусы и политическая поддержка будут предоставляться Москвой только тем, кто будет предпринимать реальные шаги по экономической и политической интеграции с Россией. Пример с ценами на газ для Беларуси, как единственное исключение на всем постсоветском пространстве, подтверждает это предположение.

Выводы

На сегодняшний день явного и нарочитого присутствия России в украинской избирательной кампании, как это имело место на последних президентских выборах, не наблюдается. Маловероятно также, что в ближайшие недели ситуация серьезным образом изменится. Между тем, это совсем не означает, что Москва смирилась с потерей былого влияния на ситуацию в Украине. Скорее всего, мы являемся свидетелями принципиального изменения характера взаимодействия руководства России с государствами СНГ.

Ранее для стран «ближнего зарубежья» сохранялись определенные экономические преференции, прежде всего, это касалось цен на энергоносители. Таким образом Москва рассчитывала удержать соседние страны в сфере своего политического влияния. В основном, страны СНГ были предоставлены сами себе, а периоды активности Кремля можно было наблюдать преимущественно в переломные моменты, когда реальной становилась национальных смена элит на потенциально недружественные России. Сочетание экономической пользы особых отношений с Россией и политических технологий в избирательный период до поры до времени давало сносные результаты. «Революция роз» в Грузии и «Оранжевая революция» в Украине, решительный разворот Молдовы на Запад сломали прежнюю схему.

Вместо ожидания лояльности взамен экономических уступок Россия намерена поставить всех своих соседей в равные рыночные условия или, как вариант, предпринять несколько решительных шагов в данном направлении. Преференции и особые экономические отношения будут восстанавливаться только после реальных интеграционных шагов местных элит в рамках проектов, инициированных Москвой: ЕЭП, ОДКБ, ЕврАзЭС и т.п. Политические технологии в том виде, как это выглядело ранее, будут применяться гораздо реже и не так откровенно, поскольку произошла серьезная дискредитация подобных методов и выяснилось, что в случае необходимости они легко нейтрализуются.

По-видимому, отныне расчет Кремля будет строиться на том, что местные элиты новых независимых государств будут сами искать благосклонности Москвы в надежде на возобновление экономических выгод прежних времен. Для Украины такая стратегия Кремля осложняется тем, что помимо неизбежного ухудшения экономической ситуации в стране, Россия сохраняет возможность влиять на значительную часть украинских избирателей, не прибегая к «кавалерийским атакам» российских политтехнологов. Пророссийская часть украинского электората проявила устойчивость своих предпочтений, вне зависимости от недружественных акций российских властей по отношению к Украине. Украинские политические силы не смогут с этим не считаться.

На первый взгляд, с формальной точки зрения никаких изменений во внешней стратегии России не произошло: Москва, как и ранее, для продвижения своих интересов на постсоветском пространстве и в Украине в частности сочетает политические методы воздействия и экономические рычаги. Однако, по мнению большинства наблюдателей, принципиальным образом меняется качество стратегии Кремля. В экономической области происходит переход от идеализма к реализму, от гипотетической возможности применения к практическому задействованию экономических рычагов. Политические методы тоже не будут забыты. Недавнее создание «ФОМ-Украина», круг исследуемых вопросов этой организации говорят о том, что активность российских экспертов в этой сфере не уменьшилась, а также перешла в новое качество. Методы станут тоньше, но работа будет вестись не от выборов к выборам, а системно и на постоянной основе.


Copyright © 2005 DB NISS