"Украина и Мир сегодня",№8 (327) , 4 марта 2005

Политика соседства - "европейская лимита"

Алексей Ижак

"Украина должна быть приглашена в евроатлантическое сообщество", - заявил Президент США Джордж Буш, обращаясь к собранию из 300 самых влиятельных европейцев, собравшемся в одном из известнейших залов Брюсселя. Эти слова были произнесены за день до саммита НАТО 22 февраля, где Президент Украины был единственным лидером, представлявшем страну - не члена Альянса. На языке политических жестов это может означать, что в паруса Украины подул атлантический ветер. Будет ли он теплым и тепло ли он будет встречен в Украине?

Общественное мнение Украины настроено против членства Украины в НАТО, но за вступление в ЕС. Внешнеполитические же возможности Украины прямо противоположны: она может в обозримой перспективе вступить в НАТО, но не в ЕС. Состоявшийся в тот же день - 22 февраля - саммит ЕС был закрыт для Украины. Тема Украины там, безусловно, обсуждалась, но результаты были представлены Верховным комиссаром ЕС и Президентом еврокомиссии Президенту нашей страны постфактум в день его рождения 23 февраля.

В целом, позиция Европейского союза стала благожелательней, но не изменилась по сути. Украину непреклонно укладывают в ложе Политики соседства, которая теоретически дает право жить в Европе и по европейским законам, но с одним "но" - соседи ЕС не имеют в нем никаких политических прав, то есть, не могут влиять на его институты. Иными словами, "потолок" Политики соседства ЕС - это возможность стать чем-то вроде "европейской лимиты". Перспектива не особенно вдохновляет, но на помощь может прийти атлантический ветер.

Европейский Союз окружен, как не странно это звучит, не только соседями. Кроме стран, которым официально предложено выполнять процедуры Политики соседства, и которые, как и Украина, на это согласились, есть еще несколько категорий. Во-первых, это Россия, которая отказалась от предложенной ей Политики соседства как неадекватной и пытается строить с ЕС четыре общие пространства (безопасности, экономики, политики и культуры), требуя образования общих политических институтов. Во-вторых, это страны, которые рассматриваются как потенциальные члены (даже если переговоры про членство с ними еще не начаты). В эту группу входят Турция, Болгария, Румыния и все балканские страны, которые еще не приняты в ЕС. В-третьих, это страны, не стремящиеся к членству в ЕС, но привилегированный статус которых, тем не менее, позволяет называть их "больше, чем соседями" Европейского Союза и без колебаний относить к единой и неделимой Европе. Они без промедлений могут быть приняты в ЕС, если того пожелают, но отказываться от такого шага по собственной воле.

Речь идет о Швейцарии и Норвегии. Одна из этих стран нейтральная, другая - член НАТО с момента ее образования. Украине, чтоб получить статус Швейцарии, потребовалось бы избавиться от иностранного военного присутствия и долгое время, десятилетия, или, даже, века соблюдать нейтралитет. Для получения же статуса Норвегии, необходима активизация евроатлантической интеграции в соответствии с четко определенными процедурами и правилами.

Атлантический ветер, таким образом, может привести Украину к гораздо более выгодному формату отношений с Европейским Союзом, чем тот, который ей предлагается в рамках Политики соседства. Это может быть либо статус кандидата, как, например, у Турции, либо же "больше, чем соседа", как у Норвегии.

НАТО и ЕС образуют единую международную конструкцию. Неразрывный характер этих отношений закреплен в тексте Конституционно договора Европейского союза, проходящего сейчас процедуру ратификации, и в ряде межорганизационных соглашений, известных как пакет "Берлин-плюс". Совет ЕС и Североатлантический совет НАТО (высшие политические органы двух организаций), ровно, как и соответствующие профильные комитеты, регулярно встречаются на общих заседаниях. Благодаря этой неразрывной связи членство в НАТО автоматически дает право голоса в решении широкого круга вопросов европейской политики даже без членства в ЕС.

Рассказывая журналистам о содержании своей встречи с Президентом Украины перед началом саммита НАТО, Джордж Буш сказал: "Мы приветствовали Президента Ющенко и сообщили ему, что дверь открыта, однако он должен консолидировать демократические институты, а НАТО хочет помочь, и мы обязуемся помочь". Очевидно, помощь будет иметь смысл, только если сама Украина захочет себе помочь интегрироваться в евроатлантические институты. Основной вопрос, который сейчас обсуждают политики и эксперты, это "когда?". Основная проблема здесь в том, что у Украины не так много времени, чтобы решиться на членство в НАТО, официально сообщить об этом руководству Альянса и инициировать необходимые для этого процедуры.

Расширение НАТО имеет свое расписание. Страна, стремящаяся к членству в Альянсе, не может в один день провести необходимые для этого реформы, а страны-члены не могут за одну ночь принять решение о приглашении. Как показывает практика расширения Альянса, этот процесс имеет пятилетние циклы. Первые после окончания "холодной воны" приглашения имели место в 1997 году, затем в 2002. Следующая дата - 2007 год, далее - 2012. Перефразируя известную пословицу, можно заметить, что часто саммиты проходят, да не часто приглашения раздаются. Среди кандидатов получить приглашения уже через два года - Албания, Македония и Хорватия, причем шансы Хорватии очень высоки. В последнее время немало говорилось и о том, что Украина также имеет принципиальную возможность присоединится к этим странам. После приглашений в 2007 году в течение примерно полтора лет будут тянуться юридические процедуры, которые должны будут завершиться к юбилейному саммиту НАТО 2009 года. Потом - трехлетняя пауза на внутриорганизационную адаптацию, и мало предсказуемые перспективы относительно дальнейшего расширения.

Как показывают соцопросы, Украина не готова отправляться в атлантическое плавание. Но, возможно, это иллюзорная неготовность, в основе которой лежит крайне негативная по отношению к НАТО информационная политика, которая имела место в Украине в течение 2004 года. Если это так, то ситуация может быть быстро изменена. Во всяком случае, ключевые слова уже произнесены. Во время заседания Комиссии Украина-НАТО на высшем уровне 22 февраля президент Украины сказал: "Мы верим, что участие Украины в евроатлантическом сообществе демократических народов поможет обеспечить мир и безопасность на всем европейском континенте". Если эта фраза будет повторена всеми нынешними членами НАТО и зафиксирована в соответствующем протоколе, это и будет приглашением в Альянс. Традиционно, оно звучит именно так, слегка витиевато и нейтрально.

 
Copyright © 2005 by DB NISS