© ДФ НИСИ, декабрь 1999, Украина и международный процесс разоружения и контроля за разоружением: современное состояние и перспективы, часть 1 из 3


Украина и международный процесс разоружения и контроля за разоружением: современное состояние и перспективы
(по состоянию на 1999 г.)

М.Будник, Е.Маляревский, В.Шумбасов
Под редакцией профессора, д-ра техн. наук А.Шевцова

 


Введение

    Настоящий отчет разработан в соответствии с планом научно-исследовательских работ ДФ НИСИ и посвящен анализу текущего положения дел в сфере разоружения и контроля над вооружениями (с позиции Украины, по состоянию на конец 1999 года).

    Украина, как и некоторые другие государства СНГ, является правопреемницей СССР по всем действующим международным соглашениям в этой области. Важнейшими из них являются “Договор о нераспространении ядерного оружия” 1968 года (ДНЯО), “Договор между СССР и США об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений” 1991 года (Договор СНВ-1), “Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности” 1987 года (Договор о РСМД), “Договор об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года (Договор о ПРО), и Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 года (ДОВСЕ). Кроме того, в мае 1998 года Украина была принята в члены Режима контроля за нераспространением ракетных технологий (РКРТ).

    В соответствии с нормами международного права наше государство строго соблюдает все обязательства, вытекающие из перечисленных соглашений.

    К настоящему времени основные обязательства по Договору о РСМД и Договору об ОВСЕ в части, касающейся Украины, выполнены. Актуальными остались только “запрещающие” положения Договора о РСМД и количественные ограничения Договора об ОВСЕ. Разумеется, в рамках обоих Договоров продолжают выполняться требования по обеспечению инспекций противоположных Сторон на территории Украины. Что же касается Договора о СНВ-1, то его имплементация (выполнение) продолжается по-прежнему в активном режиме.

    В ноябре 1999 года на саммите ОБСЕ в Стамбуле было подписано давно ожидавшееся Соглашение об адаптации Договора об ОВСЕ.

    С учетом сказанного, в данном отчете главное внимание уделено вопросам имплементации Договора СНВ-1, анализу Соглашения по ДОВСЕ и ситуации вокруг РКРТ в Украине.

    В октябре 1999 года Сенат США отказался ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, в результате чего был нанесен ощутимый ущерб всему процессу ядерного нераспространения. Между тем, весной 2000 года должна состояться очередная Конференция по выполнению ДНЯО, где данная проблема, безусловно, будет обсуждаться. Материалы к позиции Украины на Конференции запланированы на I кв. 2000 года.

    Особо следует упомянуть положение с Договором о ПРО. С учетом известных планов США, касающихся его возможной корректировки (окончательное решение США по этому вопросу ожидается в середине 2000 года) и исключительного влияния этого обстоятельства на весь дальнейший процесс разоружения, авторы сочли целесообразным выделить данную проблему в отдельный материал, который будет выпущен во II кв. 2000 г. Обзорная статья на эту тему была опубликована в журнале “Нерозповсюдження та контроль озброєнь” в декабре 1999 г. /7/


1. Договор СНВ-1: проблемные вопросы имплементации

 

    Практическая имплементация Договора СНВ-1 /1/ в Украине в настоящее время в основном связана с процедурами ликвидации и исключения из зачета тяжелых бомбардировщиков (ТБ) и твердотопливных МБР РС-22. В первую очередь решению именно связанных с этим проблем уделялось первоочередное внимание во время инспекционной деятельности на территории Украины и работе двух сессий Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям (СКСИ), состоявшихся в 1999 году /2/.

    Характерной особенностью данного периода является ощутимый регресс в положительном решении вопросов переговорного обеспечения выполнения Договора в рамках СКСИ, связанный с осложнением политических взаимоотношений крупнейших партнеров Украины - Российской Федерации и США. К сожалению, как и в недавнее время противостояния СССР и США, политическая целесообразность берет вверх над практическим реализмом, что ведет к затягиванию или блокированию вопросов, в решении которых остро заинтересованы все Стороны. Поскольку все решения в СКСИ принимаются на основе консенсуса, украинкой Стороне приходится прикладывать значительные усилия для обеспечения рассмотрения именно тех проблем, первоочередное решение которых является приоритетным исходя из наших национальных интересов.

    Настоящий раздел является продолжением серии регулярно выпускаемых ДФ НИСИ обзорных и аналитических материалов по тематике, связанной с проблемой сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ) на территории Украины /3-6/ и охватывает период середины 1998 - конца 1999 гг.

    Подробнее с данным разделом можно ознакомитья в библиотеке НИСИ или ДФ НИСИ.


2. Договор об обычных вооруженных силах в Европе

    Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в ноябре 1990 года на саммите ОБСЕ в Париже между 22 странами, представлявшими военно-политический блок НАТО и Организацию Варшавского Договора (ОВД). Как показано в отчете ДФ НИСИ /11/, подписание ДОВСЕ было существенной уступкой со стороны СССР. И, скорее всего основную роль сыграли здесь политические мотивы, имевшие определяющее значение в период разрядки и “нового политического мышления”, а также всевозможные ни к чему не обязывающие в далекой перспективе обещания Запада, в частности, о нерасширении НАТО на Восток и др.

    На следующий год после подписания ДОВСЕ на территории стран социалистического лагеря произошли драматические события, приведшие сначала к распаду ОВД, а затем и к распаду СССР. Казалось бы, в этих условиях ДОВСЕ должен был бы потерять актуальность и уйти в небытие. Тем не менее, подвергнувшись целому ряду усовершенствований и корректировок, он сохранился, выполняется и подвергается дальнейшим корректировкам, поскольку продолжает, по всей видимости, превалировать политическая и экономическая составляющие во взаимоотношениях республик бывшего СССР со странами Запада. Нельзя отрицать и положительные стороны сохранения в силе этого Договора, заключающиеся во введении ограничений на основные вооружения, гарантировании информированности сторон и т.д., что, несмотря на отсутствие баланса сил со странами НАТО, важно в условиях экономической нестабильности, характерной для стран СНГ, в т.ч. и для Украины.

    ДФ НИСИ неоднократно обращался к вопросу, касающемуся функционирования ДОВСЕ. В 1993 и 1998 годах были выпущены аналитические материалы /10, 11/, в которых рассмотрены основные положения ДОВСЕ, этапы его выполнения и начатый в 1997 г. процесс адаптации ДОВСЕ к сложившимся в Европе военно-политическим условиям.

    На саммите ОБСЕ в Стамбуле 18-19 ноября 1999 г. главы государств и их полномочные представители подписали Соглашение об адаптации ДОВСЕ /12/ и Заключительный Акт /13/, которые после ратификации Соглашения государствами-участниками ДОВСЕ будут определять распределение и функционирование обычных вооруженных сил в Европе в начале следующего тысячелетия.

    В настоящем разделе проанализированы основные положения подписанного Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

    Участники переговоров об адаптации ДОВСЕ заменили структуру Договора “блок на блок” на безблочную структуру. Государства-участники согласились перейти на структуру Договора, в основу которой положено обеспечение военной безопасности каждого государства-участника как такового, независимо от его принадлежности к тому или иному блоку. Для того, чтобы такая трансформация Договора начала реализовываться, страны НАТО согласились пойти на уменьшение предельных уровней наземных вооружений, что для них не составит большого труда, так как предполагаемые сокращения или укладываются в ту разницу, которая существует между сегодняшними предельными уровнями и фактически развернутым вооружением, или представляют собой устаревшие вооружения бывших участников ОВД, недавно ставших полноправными членами НАТО. Как отмечено в /16/, “суммарное сокращение национальных уровней вооружений 19 стран НАТО составит: по танкам – около 4800 единиц, по бронемашинам – 4000, по артиллерии – более 4000, что соответствует примерно 10 отмобилизованным дивизиям натовского стандарта”.

    Поскольку НАТО расширяется, и это расширение будет иметь продолжение, чтобы как-то снивелировать этот процесс в плане обеспечения безопасности всех стран-участниц ДОВСЕ, на переговорах предлагалось включить в Соглашение по адаптации правило достаточности количества вооружений для военных союзов с целью установления юридически закрепленных потолков для НАТО в целом, независимо от количества членов блока. В первую очередь, это должно бы касаться наиболее мобильных авиационных средств. Однако это предложение не нашло поддержки у стран НАТО и не было включено в соглашение, что дает странам НАТО значительные преимущества перед остальными государствами-участницами ДОВСЕ. В соглашении остались положения о возможности перераспределения вооружений между государствами-участниками, об обмене информацией и т. д., что опять же дает некоторые преимущества странам НАТО, позволяя им оптимизировать военную инфраструктуру. Таким образом, хотя в Соглашении и отсутствует разделение государств-участников ДОВСЕ по признаку принадлежности к тому или иному блоку, фактически оно имеет место и приводит к неравенству возможностей сторон.

    В результате адаптации за каждой страной-участницей ДОВСЕ закреплены национальные и территориальные предельные уровни вооружений (потолки), т.е. максимальные разрешенные ДОВСЕ количества вооружений каждого отдельного государства и суммарные количества вооружений этого государства и размещаемого на его территории вооружений иностранного государства. При этом территориальные потолки касаются только наземных вооружений, т.е. только боевых танков, боевых бронированных машин (ББМ) и артиллерии, но не распространяются на авиацию. Такой подход, не исключая передачу наземных вооружений от одного государства-участника другому, создает более жесткую и стабильную структуру, которая позволяет практически исключить неконтролируемое накопление больших количеств наземных вооружений и проведение широкомасштабных наступательных наземных операций. В первоначальном ДОВСЕ стабильность обеспечивалась за счет ограничений на количество вооружений противостоящих блоков в заданных зонах.

    Как и раньше, в соглашении никак территориально не закрепляется авиация, что может создать значительные преимущества блоку НАТО при проведении воздушных операций. В приложении приведены данные по максимальным уровням для наличия ограничиваемых Договором вооружений для неадаптированного ДОВСЕ и фактическим количествам вооружений государств-участников по состоянию на 1.01.98 г., взятые из /11/, а также значения национальных и территориальных потолков по Соглашению об адаптации.

    Анализ этих данных показывает, что предельные национальные уровни вооружений всех видов стран, ранее входивших в состав ОВД, остался практически на прежнем уровне. Кроме того, для этих стран обеспечено равенство национальных и территориальных потолков, что должно создать зону стабильности в районе Центральной Европы. Страны НАТО прежнего состава несколько уменьшили количество наземных вооружений, однако, для некоторых стран, в частности, для Германии, Италии, Бельгии, Нидерландов, Испании и др., приняты большие зазоры между национальными и территориальными потолками, что дает возможность перебрасывать вооружения, например, из США, и наращивать их в этих странах. В этой связи следует обратить внимание на политические заявления Словакии, которая является одним из кандидатов в НАТО, и полноправных членов НАТО Чехии, Венгрии и Польши, которые нашли отражение в Заключительном Акте, о сокращении количества их наземных вооружений. Как отмечено в /15/, Словакия взяла на себя политические обязательства снизить свои национальные потолки по наземным вооружениям. Не позже чем к концу 2003 года максимально наземная составляющая вооруженных сил Словакии будет иметь 323 боевых танка, 643 ББМ, 383 артиллерийские установки. Чехия также обязалась снизить потолок не позднее 2002 года по танкам до 795 единиц, по ББМ - 1252, артсистемам - 657. Венгрия заявила, что до конца 2002 года будет иметь не более 710 боевых танков, 1560 ББМ, 750 арторудий. Польша к концу 2001 г. обязалась иметь 1577 боевых танков, 1780 ББМ и не позже, чем до конца 2002 г. артустановки будут сокращены до 1370 единиц. Все четыре страны при этом также заявили, что они сохраняют за собой право при временном развертывании увеличивать группировку на 459 боевых танков, 723 ББМ и 420 артсистем. Реализация этих заявлений, с одной стороны, приводит к снижению концентрации вооружений в районе Центральной Европы в месте соприкосновения с расширяющимся блоком НАТО, что способствует увеличению стабильности в регионе, но, с другой стороны, создает ситуацию неопределенности и возможность при некоторых условиях (этнический конфликт, кризис и т.д.) существенного и трудноконтролируемого наращивания вооружений, поскольку территориальный потолок позволяет производить дополнительное размещение вооружений и без специальных решений по временному вводу вооружений.

    Несмотря на переход к безблоковой структуре ДОВСЕ для семи стран Центральной Европы, ранее входящих в ОВД, в том числе и для Украины, сохранились ограничения на вооружения, находящиеся в регулярных частях. Так Украина может иметь в регулярных частях не более 3130 боевых танков, 4350 ББМ и 3240 единиц артиллерии. Остальные вооружения должны находиться в обозначенных местах постоянного складского хранения. В случае внезапного начала боевых действий эти вооружения, не обеспеченные личным составом и необходимым материально-техническим обслуживанием и расположенные в хорошо известных районах ограниченной площади, становятся первоочередной целью для первого удара, осуществляемого авиационными средствами нападения. По существу, если исходить из наиболее вероятного внезапного начала боевых действий, по этой причине только вооружения в регулярных частях могут рассматриваться в качестве боеспособных.

    Не исключено, что те сокращения, которые предполагает провести центрально-европейская четверка, как раз и направлены на то, чтобы оставить в войсках в основном только вооружения в регулярных частях.

    Для России и Украины остались в силе и фланговые ограничения. Несколько изменились их параметры. Они, как представляется, стали менее жесткими. Теперь все области Украины за исключением Одесской области, выведены из-под фланговых ограничений. А в Одесской области может быть размещено не более 400 боевых танков, 400 ББМ и 350 единиц артиллерии. Насколько это достаточно для обороны и накладно для бюджета из-за потерь в военной инфраструктуре стоит еще раз оценить. При этом целесообразно было бы учесть и военно-морскую составляющую возможных противников, которые могут развернуть свои военно-морские силы в Черном и Средиземном морях. В ДОВСЕ эти силы никак не учтены.

    Авиационная составляющая, как следует из приведенных данных, не претерпела существенных изменений. Произошло некоторое перераспределение техники в пределах стран НАТО.

    К сожалению, как уже отмечалось, не произошло какого-либо территориального закрепления авиации, что страны НАТО мотивируют невозможностью достоверно проконтролировать местоположение самолетов и вертолетов. В этом случае НАТО получает очевидные преимущества перед другими странами. У НАТО появляется возможность концентрировать свои авиационные средства на передовых позициях. Перебазируя авиацию, например, в Польшу, где имеются соответствующие аэродромы, созданные в свое время для авиации ОВД, страны НАТО могут существенно увеличить досягаемость объектов, в том числе и на территории Украины.

    Контроль местоположения авиационных средств с той или иной достоверностью мог бы быть разработан. Однако самое большее, на что согласился блок НАТО, как отмечается в /17/, так это предоставление ежеквартальных уведомлений о реальном наличии авиации на территории государств-участников ДОВСЕ, а также на уведомление о вводе авиации в район применения Договора и выводе ее, если изменения превысят около 20 единиц боевых самолетов и вертолетов. Последнее относится в основном к средствам США и Канады, которые могут до поры до времени размещать авиацию на своей национальной территории. Кстати, США могут применять на европейском театре действий и авиацию, расположенную вне Европы, например, находящуюся на базах в Саудовской Аравии, а также стратегическую авиацию. Остается открытым и вопрос о том, как относиться к авиации, которая в связи с теми или иными обстоятельствами располагается на территории стран, не участвующих в ДОВСЕ, например, в Македонии, Албании или др.

    Как и в прежнем Договоре, в Соглашении по адаптации предусмотрена возможность чрезвычайного временного развертывания вооружений сверх территориальных предельных уровней для предотвращения угрозы безопасности страны. Количество развертываемых вооружений не должно превышать 459 боевых танков, 723 ББМ и 420 единиц артиллерии. Во фланговой зоне, в частности, для Одесской области Украины, количество временно развертываемых вооружений может составлять треть от приведенного, т.е. 153 боевых танка, 241 ББМ и 140 единиц артиллерии.

    Размещение иностранных войск на территории того или иного государства-участника ДОВСЕ может быть осуществлено только с его согласия.

    Для проведения миротворческих операций иностранные силы могут быть развернуты только на основе резолюции Совета Безопасности ООН или решения ОБСЕ.

    В обновленном договоре нашло место положение об открытости ДОВСЕ для новых участников. После вступления Соглашения об адаптации ДОВСЕ в силу его участником может стать любое европейское государство, пока не являющееся таковым. В настоящее время в ДОВСЕ не принимают участие нейтральные европейские государства, страны Балтии и государства, образовавшиеся на территории бывшей Югославии.

    Прием новых членов должен осуществляться на добровольной основе и в индивидуальном порядке. Кандидат должен подать заявку с указанием национальных и территориальных предельных уровней вооружений. Решение о приеме принимается Совместной консультативной группой государств-участников ДОВСЕ.

    Все соседи Украины являются участниками ДОВСЕ, поэтому прием новых участников не должен существенно отразиться на ее безопасности. Этого нельзя сказать о России, которая на северо-западе граничит со стремящимися в НАТО Латвией, Литвой и Эстонией.

    Соглашением по адаптации ДОВСЕ с подачи США существенно переработан протокол об уведомлениях и обмене информацией. Увеличен объем предоставляемой информации, ее характер и т.д., что, с одной стороны, усложнит сам процесс обмена информацией, а, с другой стороны, может поставить участников ДОВСЕ в неравное положение.

    Из изложенного следует, что процесс адаптации ДОВСЕ позволил устранить существовавшие нелогичности и противоречия, закрепил предельные уровни вооружений на более низком по сравнению с действующим Договором уровне, смягчил фланговые ограничения для Украины и России и т.д. Однако осталось много и нерешенных вопросов, в частности, практическая, с учетом мобильности, бесконтрольность авиационных средств, которые, как показали последние события в Югославии, становятся основными в ведении современных боевых действий. Остались ограничения на количества наземных вооружений в регулярных частях и т.д. Остался, наконец, расширяющийся блок НАТО, который, исходя из принятого принципа преемственности, использовал с максимальной пользой для себя положения действующего ДОВСЕ в процессе его адаптации.

    Все это следует учесть при подготовке ДОВСЕ к ратификации в Верховном Совете Украины.

Вперед Публикации Ссылки Проекты Структура О филиале Титульная страница Назад

Copyright © 1999 by DB NISS
webmaster@db.niss.gov.ua